Коронавирус в договорных отношениях

На сегодняшний день коронавирус (COVID-2019), затронул более 150 стран.

В таких условиях российский бизнес  вынужден столкнутся с ограничениями в исполнении обязательств.

Короновирус — обстоятельство  непреодолимой силы (форс-мажор)

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ обстоятельства непреодолимой силы – это чрезвычайные и объективно непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, наступление которых исключает ответственность за неисполнение или нарушение обязательства.

Для освобождения должника от ответственности за неисполнение обязательств необходимо доказать, что невозможность исполнения соответствующих обязательств была вызвана обстоятельствами непреодолимой силы, то есть в данном случае эпидемией коронавируса и/или принятыми в связи с ее распространением ограничительными мерами.

К обстоятельствам непреодолимой силы судебная практика относит эпидемии и пандемии. Действующее законодательство под «эпидемией» понимает инфекционные заболевания, представляющие опасность для окружающих, то есть инфекционные заболевания человека, характеризующиеся тяжелым течением, высоким уровнем смертности и инвалидности, быстрым распространением среди населения. Перечень таких заболеваний утвержден Правительством РФ, и в данный перечень включена коронавирусная инфекция (2019-nCoV).

Следует отметить, что в связи с распространением коронавирусной инфекции отдельные субъекты РФ ввели режим повышенной готовности и установили ряд ограничений предпринимательской деятельности. Так, 5 марта 2020 г. Мэром Москвы издан Указ № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» (далее – «Указ № 12-УМ»), которым установлены специальные меры по предотвращению распространения коронавирусной инфекции на территории Москвы, которые включали обязательную самоизоляцию на дому для прибывших из определенных стран, и ряд других ограничений.

14 марта 2020 г. в Указ № 12-УМ были внесены изменения, в соответствии с которыми распространение коронавирусной инфекции (2019-nCoV) признано чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, которое повлекло введение режима повышенной готовности, который, в свою очередь, является обстоятельством непреодолимой силы.

Аналогичное положение содержится в Постановлении Губернатора Московской области от 12 марта 2020 г. № 108-ПГ, которым введен режим повышенной готовности на территории Московской области (в редакции Постановления от 13 марта 2020 г. № 115-ПГ).

Указанными нормативными актами в качестве обстоятельства непреодолимой силы названа не сама коронавирусная инфекция, а режим повышенной готовности, введенный органами государственной власти субъектов РФ для предотвращения ее распространения.

По состоянию на 19 марта 2020 года режим повышенной готовности введен на территории всех субъектов РФ.

На федеральном уровне режим повышенной готовности не введен, а сама эпидемия коронавируса не названа форс-мажором в отношении всех коммерческих ситуаций. Напротив, согласно подходу судебной практики такой режим определяет только деятельность органов управления и, в отличие от режима чрезвычайной ситуации, форс-мажором, как правило, не признается.

В то же время, в попытке помочь бизнесу выйти из кризисной ситуации федеральные органы государственной власти и негосударственные объединения принимают акты и разъяснения, позволяющие сторонам квалифицировать коронавирусную инфекцию в качестве форс-мажора в определенных обстоятельствах.

В частности, на данный момент Минфин РФ и ФАС РФ выпустили разъяснения о признании коронавируса форс-мажорным обстоятельством при выполнении государственных закупок9 (соответствующий акт готовится и на уровне Правительства РФ), а Торгово-промышленная палата РФ уже выдает свидетельства о форс-мажоре из-за коронавируса при срыве экспортных поставок. Кроме того, Минфин РФ призывает не привлекать к ответственности резидентов, которые не могут обеспечить своевременную репатриацию валютной выручки по причине форс-мажорных обстоятельств, обусловленных, в том числе мерами, принимаемыми правительствами иностранных государств по борьбе с распространением коронавирусной инфекции, а Минэкономразвития РФ подготовило законопроект, согласно которому правительство получит право вводить мораторий на возбуждение дел о банкротстве организаций при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, а также существенном изменении курса рубля.

Тем не менее, принимая во внимание, что на данный момент российскими органами государственной власти еще не введены карантинные меры в полном объеме, вопрос о возможности эпидемии и текущих ограничений вызвать невозможность исполнения обязательств будет разрешаться судами в каждом конкретном случае.

Наступление обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажора) исключает ответственность за нарушение обязательства, но не прекращает его действие. В отличие от форс-мажора, в случае объективной невозможности исполнения, обязательство прекращается автоматически (п.1 ст. 416 ГК РФ и ст. 417 ГК РФ).

Невозможность исполнения должна быть вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (к примеру, акт органа государственной власти или местного самоуправления, устанавливающий эпидемиологические ограничения).

Невозможность исполнения должна быть фактическая, объективная и окончательная (перманентная).

Соответственно, акты органов государственной власти и местного самоуправления, принятые для предотвращения распространения коронавирусной инфекции и препятствующие исполнению гражданско-правовых обязательств, могут быть квалифицированы судами в качестве основания для прекращения соответствующих обязательств.

В случае, если в связи с распространением коронавирусной инфекции обстоятельства исполнения договора изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях, суд по требованию стороны договора вправе прекратить или изменить условия договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Для удовлетворения иска об изменении или расторжении договора стороне необходимо доказать наличие условий, перечисленных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, в частности непреодолимость возникших изменений и нарушение соотношения имущественных интересов сторон в случае дальнейшего исполнения договора в первоначальном виде.

Что касается квалификации эпидемий в контексте существенного изменения обстоятельств, то судебная практика немногочисленна, что однако не препятствует судам применять ст.451 ГК РФ в текущей ситуации распространения коронавирусной инфекции.

Стремительное распространение коронавирусной инфекции и существенный объем мер, принимаемых на уровне государств по всему миру, объективно вынуждают участников гражданского оборота внимательнее относиться к содержанию заключаемых договоров для обеспечения надлежащего исполнения обязательства и распределения потенциальных рисков, связанных с его неисполнением.

Мы рекомендуем использовать следующие договорные конструкции, которые помогают сторонам обеспечить правовую определенность на случай возникновения непредвиденных ситуаций в ходе исполнения договора.

Следует помнить, что регулирование п.3 ст. 401 ГК РФ и ст. 451 ГК РФ носит диспозитивный характер. Это означает, что стороны вправе как исключить применение указанных институтов к заключенному договору, так и урегулировать их дополнительно своим соглашением (к примеру, предусмотреть сроки для уведомления о наступлении обстоятельств непреодолимой силы или согласовать порядок предоставления доказательств наступления такого обстоятельства).

Однако, следует иметь в виду, что отсутствие оговорки о форс-мажоре или существенном изменении обстоятельств в действующем договоре само по себе не свидетельствует о невозможности использования указанных институтов в условиях пандемии коронавирусной инфекции.

Распространение коронавирусной инфекции приводит к ограничениям авиа и железнодорожного сообщения, торговым ограничениям и запретам, что влечет существенные издержки и потери для одной или для каждой сторон. Такими потерями могут выступать, например, потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу и т.п.

Стороны вправе предусмотреть порядок компенсации таких издержек через механизм возмещения имущественных потерь.

В отличие от возмещения убытков по правилам статей 15 и 393 ГК РФ возмещение потерь по правилам статьи 406.1 ГК РФ осуществляется вне зависимости от наличия нарушения обязательства соответствующей стороной и независимо от причинной связи между поведением этой стороны и подлежащими возмещению потерями.

Допустимо как указания в договоре конкретной суммы возмещения имущественных потерь, так и порядка ее определения.

Помимо обязательства по возмещению имущественных потерь стороны вправе предусмотреть право на односторонний отказ от исполнения обязательства, также являющийся одним из способов минимизации рисков в связи с последствиями эпидемии коронавируса. В большинстве случаев за отказ от договора может быть установлена плата.

В случае если стороны не хотят включать право на односторонний отказ от договора, либо другая сторона не соглашается вступать в договор на подобных условиях, можно предусмотреть право одностороннего изменения условий договора (к примеру, перенос даты оказания услуг или сроков поставки).

Таким образом, в настоящее время существует высокий уровень неопределенности в отношении операций по действующим договорам, исполнение которых может оказаться под вопросом или невозможным. Компаниям необходимо очень внимательно следить за развитием ситуации вокруг пандемии, принимаемым нормативными актами в связи с ней и оперативно реагировать на изменяющиеся обстоятельства, в том числе внося изменения в действующие договоры, которые стороны предполагали исполнять в других обстоятельствах, либо своевременно прекращая их. При этом действия сторон в любом случае должны соответствовать принципам разумности и добросовестности.

Выгодно

работать с нами

Деятельность нашего бюро застраховано на 1 000 000 рублей от ошибок. Если наш юрист ошибется, Вы получите компенсацию от страховой компании. Наш клиент обезопасен от негативных последствий.

Мы не разглашаем данные о своих доверителях. Мы руководствуемся исключительно интересами доверителей и не раскрываем полученную информацию.

Мы уверены в качестве оказанных нами услуг, поэтому мы можем позволить оказать услуги с оплатой по необходимому результату.

Нет универсальных специалистов. Делать ставки на то, что каждый может разобраться с любым делом очень глупо. Поэтому в нашем бюро каждый юрист отвечает за свое направление. Это позволяет нам держать знак качества, иметь высокие рейтинги.

Подписка

на обзор юридической практики